Могила русских солдат в Грэфельфинге

По материалам статьи Дмитрия Милинского в книге "Русский Мюнхен"

Попав на кладбище в местечке Грэфельфинг, находящееся на окраине Мюнхена, натыкаешься на могилу, очень отличающуюся от всех остальных. Хотя краска в некоторых местах облуплена, и часть букв обросли плющом, тем не менее, особенно благодаря цветущим анютиным глазкам,  захоронение выглядит ухоженным. Гробница из тёмного дерева, прислонённая к стене кладбища состоит из двух колон византийского стиля, на которых, под самой крышей,  расположена памятная плита с надписью. Между колоннами стоит памятник в виде креста, снизу доверху исписанный немецким и русским текстом.

Надпись на русском языке гласит:

 ПУТНИК
КТО БЫ
ТЫ НИ БЫЛ
ПОЖЕЛАЙ
ИХ ПРАХУ
МИР
КАЖДЫЙ
ИЗ НИХ ТОЖЕ
ИМЕЛ МАТЬ
КОТОРАЯ ЕГО
ОПЛАКИВАЛА

Русская надпись не отражает всего оригинального текста на немецком языке, упуская следующие строчки:

«Во второй раз захвачены  борьбе против правительственных войск и по решению военно-полевого суда расстреляны большом песчаном карьере ядом с этим кладбищем  мая 1919 года». Русский текст состоит из двух частей и, возможно, был позже вставлен позже.

Вице-консул генерального консульства РФ в Мюнхене А. Сургаев в последние годы исследовал подробности  страшного события 1919 года и на основании документов, полученных из архивов Грефелфинга, составил небольшой, но содержательный отчет этого события. Далее следует оригинал собранной им информации.

2 мая 1919 года в общине Грэфельфинг (юго-западная окраина Мюнхена) по приговору военно-полевого суда правительственных войск за «вооружённую принадлежность» к баварским революционным силам было расстреляно 52 российских солдата, бывших военнопленных лагеря «Пуххайм».

В данном случае, как представляется, имела место нелепая трагедия, довольно-таки банальная для турбулентных периодов социальных потрясений. Закончилась Первая мировая война. В ноябре 1918 года в Баварии была свергнута монархия, и провозглашена республика. После убийства в феврале 1919 года первого премьер-министра К.Эйснера назрела ситуация, близкая к гражданской войне. Правительство бежало в Бамберг. В Мюнхене обосновалась Республика Советов с уклоном в анархию. В мае она была сурово подавлена «белыми войсками». Данные российские солдаты оказались одними из жертв в этом водовороте событий.

Суд исходил из того, что после роспуска лагеря обвиняемые, предоставленные сами себе, добровольно (всего 120 человек) вступили в Красную гвардию за обещанное им вознаграждение. Остальные из 2000 русских заключённых либо остались в «Пуххайме», либо отправились на поиски работы.

В Красной армии они получили винтовки и были отправлены на оборону населённого пункта Фюрстенфельдбрук. В прилагаемой газетной статье от 4 мая 1984 года говорится, что эти люди «почти не входили в соприкосновение с противником». При наступлении правительственных войск они бежали в Мюнхен и затем были арестованы на станции Пазинг, причём некоторые были с оружием. Всё это трибунал квалифицировал как выступление «против правительственных войск с оружием в руках».

В архиве Грэфельфинга сохранился составленный на скорую руку протокол допроса. Написан он карандашом, быстрым почерком, на «половинках». По мнению архивариуса, этими русскими двигали скорее не идейные соображения, а желание подзаработать на еду и дорогу домой.
На следующий день после суда осужденных расстреляли в карьере и зарыли в братской могиле на кладбище общины. Там же похоронили еще одного из них, убитого ранее часовым. На расстреле присутствовали бургомистр и врач, засвидетельствовавший смерть.

В 1920 г. Союз мюнхенских булочников, чей дом отдыха располагался в Грэфельфинге, потрясенный услышанной историей о случившемся, оформил на могиле деревянный орнамент с надписью на русском и немецком языках: «Путник, кто бы ты ни был, пожелай их праху мир. Каждый из них тоже имел мать, которая его оплакивала».